Украина

Языки: украинский (официальный) 67%, русский (региональный) 24 %.

Религии: 66% православные, 10% греко-католики

Население: 44 миллиона.

Столица: Киев

Меннониты в Украине

Количество конгрегаций меннонитов: 7

Количество меннонитов, принявших  крещение:  281 чел., то есть 0,5%  общей численности европейских меннонитов

Предприниматель и реформатор

Автор: Наталия Венгер

Йоганн Корнис – представитель этнической элиты, достигший карьерного роста на службе российскому правительству, который также пользовался доверием меннонитов. Власти поддерживали Корниса как светского лидера поселений, который был нацелен на проведение реформ. Его позиция коренным образом отличалась от взглядов религиозного лидера Я. Варкентина, который настаивал на сохранении замкнутости конгрегаций и отрицал возможности сотрудничества с российской элитой.  Общественное признание Корниса основывалось на его личных коммерческих успехах. Он занимался торговым предпринимательством, овцеводством, пивоварением, являлся владельцем небольших предприятий. Заработанные в агросекторе деньги Корнис инвестировал в промышленность, поскольку был убеждён, что развитие предпринимательства – один из факторов успешности колоний.

 

Лидер поселений и обществ

Карьера Корниса началась в 1817 г., когда Попечительный комитет назначил его наблюдателем за новыми поселениями данцигских меннонитов на Молочной. Затем ему было поручено кураторство над колониями эмигрантов из Виттенберга, а с 1825 г. он достаточно успешно работал над ‘ногайским проектом’, цель которого состояла в том, чтобы цивилизовать ближайших соседей молочанских меннонитов – ногайцев. Корнис продемонстрировал блестящие административные способности, умение быть толерантным, адаптировать требования российских властей к потребностям традиционных обществ.

Будучи главой ‘Общества лесоразведения’ (1830) и ‘Общества улучшения сельского хозяйства’ (1836), он сумел реализовать многие проекты, которые соответствовали его пониманию о прогрессе и экономической целесообразности.

 

Реформы и Ной-Гальбштадт

В условиях, когда количество безземельных хозяйств возрастало (до 1847 г. – 53% населения), Корнис предложил социальную реформу для улучшении положения таких членов конгрегаций, требуя выделения им участков на окраине колоний. Он инициировал основание отдельной ремесленной колонии Ной-Гальбштадт, на обустройство которой выделил 100 000 руб. из личных средств. Иоганн Корнис выступал как частный банкир, выдавая процентные ссуды меннонитским и немецким предпринимателям, малороссийским землевладельцам и чиновникам, требовал от старшин выделения средств для выдачи кредитов начинающим предпринимателям.

Корнис организовал программу по обучению болгарских юношей ремёслам менонитскими мастеровыми. На территории его хозяйства мальчики из соседних деревень получали навыки рационального земледелия, а девочки – ткачества и шитья. Он успешно реформировал систему образования. Корнис умер в 1848 г., но ‘Сельскохозяйственное общество’ существовало до 1871 года.

 

Мечты о будущем

Корнис видел суть меннонитского вероучения в принципах сохранения общины и следования законам внутреконгрегационной справедливости. На деятельность Корниса существенно повлияло его увлечение пиетизмом. Будучи лидером, нередко действовал авторитарными методами, но добивался позитивных результатов для колоний. Иоганн Корнис был убеждён в важности рыночной направленности развития меннонитских поселений в условиях российской модернизации. Большинство проектов Корниса было направлено в будущее. Их результаты наиболее показательно проявили себя в последующие десятилетия – на этапе модернизации.

 

‘Человек одной миссии’

Автор: Наталия Венгер

Яков Хеппнер – меннонит-предприниматель из Польской Пруссии, принявший активное участие в переговорном процессе и организации переселения меннонитов в Российскую империю. Он был одним из первых личностей, кто поверил в возможность и полезность эмиграции, вдохновляя своим примером менее решительных представителей конгрегации. Его неимоверная решительность и поддержка одного из глобальных проектов переселения привела к возможности нового российского этапа истории европейских меннонитов.

Хеппнер занимался предпринимательством, арендуя небольшой магазин и трактир в г. Данциг. Одним из его посетителей оказался Георг фон Траппе – эмиссар российского правительства. Траппе был впечатлён уровнем организации дела и рассказал предприимчивому и ответственному человеку о Манифестах Екатерины II и перспективах переселения меннонитов в Россию. Поскольку в период правления императора Фридриха II условия проживания меннонитов в Польской Пруссии значительно ухудшились, Данцигская фламандская конгрегация уполномочила Хеппнера и его соратника  Йоганна Бартча (1757–1821) посетить Россию. Их миссия состояла в уточнении возможностей эмиграции и осмотра земель, предусмотренных для заселения. Осенью 1786 г. Хеппнер и Бартч выехали в Россию. Делегаты одобрили место будущего поселения меннонитов вблизи города Берислав. В результате переговоров с князем Г. Потёмкиным весной 1787 г. были составлены ‘Просительные статьи меннонитов’ (Привилегии) (20 статей). Документ, согласованный с Потёмкиным, был подписан Екатериной II 3 марта 1788 г. Депутаты были представлены императрице во время её путешествия в Крым в 1787 г.

‘Привилегии’ гарантировали меннонитам благоприятные условия проживания в России. Сохраняя их религиозную идентичность, обеспечивая самоуправление, привилегии способствовали утверждению в конгрегациях ценностей гражданского коллектива и навыков экономической рациональности. Меннонитам были обещаны земли, кредиты, право на основание фабрик. Подписывая статьи, депутаты не забыли о себе, добившись права получения в наследственное владение мельниц, выстроенных за счёт казны. Они получили привилегии на владение магазином, пивоваренным и уксусным предприятиями.

Первые группы эмигрантов отправились в Россию в 1787–1788 гг. Следуя к Бериславу, эмигранты получили сообщение о том, что в связи с угрозой от Османской Империи власти изменили место поселения меннонитов. Новые земли в районе Хортицы оказались не столь благоприятными, и переселенцы посчитали себя обманутыми. Хеппнер и Бартч были обвинены в мошенничестве. Хеппнер был исключен из конгрегации и помещён в тюрьму. С приходом к власти нового императора Александра I Хеппнер был освобождён. Он был оправдан, поселился в с. Кронсвайде, где провёл последние годы своей жизни.

Согласно информации музея ‘Меннонитское селение’ в Штайнбахе, данный памятник был установлен на могиле Хеппнера в 1890 г. В 1960-1970-х он был перевезён из Украины в Канаду как напоминание об особом российском периоде истории европейских меннонитов.

Дома и постройки

Автор: Светлана Бобылева

Меннониты отличались особым рационализмом. Колонии располагались компактно. Поселения, основанные вдоль дорог, часто располагались на берегах небольших речушек. Их строили по официально утверждённым планам. В планировке присутствовал учёт адаптации к ландшафту. Со временем изменялась инфраструктура колоний – появились ремесленные мастерские, фабрично-заводские постройки, здания культового характера,  учебные заведения. Это отражалось  на планах колоний.

 

Порядок и аккуратность

Главная улица иногда имела твёрдое покрытие. Вдоль дороги были канавы для отвода дождевой воды, пролагались мощенные тротуары. Все колонии имели большие площади зелёных насаждений, садов. В палисадниках росли цветы.  Молитвенный дом располагался  в центральной части поселения. Здесь же стояла школа. Были возведены прекрасные двухэтажные здания учебных корпусов, с большими окнами, удобными лестницами, кафельным полом в коридорах.

 

Жилые дома

Существовали дома: фахверковые, саманные, кирпичные. Хозяйственные постройки выполнялись из самана, фундамент – из дикого бутового камня.

Перекрытие чердачных помещений было балочным, шириной 20 на 20 см. Широко использовалась глина. В полу чердака располагались  дымоходы, по которым перемещался тёплый воздух, обогревая жилье.  В дымовых  трубах, традиционно устраивали коптильни. Фронтоны домов достигали 9 м и чаще выполнялись из кирпича. Крыши были двускатными, крытые черепицей, железом либо же  гонтом. Пол был крашенный.  Некрашеные полы хозяйки мыли и скоблили.

 

Двор и организация хозяйства

Ширина подворья достигала 40 м, длина – 100–120 м. Подворья отгораживались  забором.  Два раза в год они белились. На улицу выходили фасады или  фронтоны домостроений, чаще всего размером 9 на 18 м. – одноэтажные. Все дома имели 2 выхода: парадный, выходящий во двор, и хозяйственный,  ведущий через коридор в конюшню и далее через дверь, на несколько метров смещённую от парадного входа. Были дома с линейным расположением помещений и четырёхкомнатные дома, где помещения располагались ‘крестом’ вокруг главной печи. Каждое домохозяйство имело погреб – прямоугольный или сводчатый. Стены и пол  выкладывались кирпичом, иногда встречались утрамбованные полы. Дома имели четыре функциональные зоны: коммуникационно-хозяйственную, две жилые и хозяйственную. Из предметов мебели встречались раздвижные кровати –  ‘шлопбанть’, посудные шкафы, кушетки, деревянные диваны, платяные двухстворчатые шкафы, сундуки.

 

Колодцы

На подворье имелись колодцы, часто располагавшиеся в конюшне. Они выкладывались камнем или кирпичом. При отсутствии хорошей воды, использовали бассейны с цементированным дном и деревянной крышкой. Эти ёмкости заполняли привезённой или отфильтрованной дождевой водой или дистиллированной дождевой.  Колодцы устанавливались  и у дорог.

РАБОТА

Автор: Светлана Бобылева

Меннонитские колонии Причерноморья находились в зоне рискованного земледелия. Отсутствие дождей, испепеляющая засуха Юга Украины  превращали поля в жалкое зрелище. В удачные  годы, рожь  пшеница, высотой были выше пояса. Собирали урожай с минимальными потерями. В хозяйствах готовились к жатве –готовили сельскохозяйственный инвентарь. Всё должно было быть готово на Иванов день (24 июня по старому стилю)  – в поле выезжали лобогрейки, повозки с вилами, граблями,  едой,  водой. Члены семей колонистов, их работники брали разложенную рядами скошенную пшеницу и переносили её на большие кучи. Работа требовала  сноровки, поскольку машины работали непрерывно, кроме перерыва на время еды. 

 

Ночь в поле

Работа велась весь световой день. Чтобы не терять времени на дорогу и погожие дни, ночевали  в поле. Повозки поздним вечером ехали в колонию. На рассвете вези людям и лошадям еду, воду. Результатом такой работы было то, что весь урожай убирали за 6-8 дней.

 

Молотьба

В самих колониях готовились к молотьбе. Переоборудовались гарбы. Короткие палки (лангвид), соединявшие передние и задние колёса заменялись длинными, чтобы колёса раздвигались. По боковым сторонам гарбы крепились  лестницы высотой 1,5 м. Такие гарбы выезжали за сжатым урожаем и возвращались на подворье, где  находился импровизированный ток. На нём разгружали снопы.  Сюда привозили молотильные камни, которые обычно тянули  две лошади, бежавшие по кругу. Молотильные камни делали своё дела – слой зерна оседая, отделялся от шелухи.  Вилами несколько раз  переворачивали солому с  оставшимся зерном. Затем, граблями собирали солому,  скирдовали её. На току оставался слой соломы с зерном. В ход снова  шёл молотильный камень.  Теперь удаляли солому деревянной лопатой. Наступал черёд очистительной машины. Её крутили рукой.  Обмолот занимал 8-10 дней и был сопряжён с погодным риском.

 

День год кормит

Технический прогресс проникал в меннонитские колонии.  Со временем, появились молотильные машины. Они были достаточно дорогие, и меннониты чаще арендовали их на 1–2 дня. Для того, чтобы справиться в срок со всем объёмом работ, хозяева нанимали 10–15 работников. Это были украинцы из ближайших сёл. Работа была тяжёлой, длилась с 3–4  часов утра до 10–11 часов вечера. Но платили  им хорошо, да и питались они нормально. Так что конфликтов в это время не возникало: каждый понимал, что ‘день год кормит’. Хороший урожай, как и сама страда, были тяжёлым временем года, но и большим счастьем.

 

Рис: John A. Lapp, C. Arnold Snyder eds.: Testing Faith and Tradition. Global Mennonite History Series: Europe. (Good Books, PA, 2006).

 

Благотворительная деятельность

Автор: Наталия Венгер

Реализация социальных проектов служила примером цивилизованного решения социальных проблем в российском обществе в целом. Предоставляя беспрецедентные условия реабилитации и развития для незащищенных социальных групп сообщества, меннониты вводили в колониях новые стандарты жизни, что свидетельствовало о степени этической зрелости, гуманности и экономического состояния общин.

 

Служение общине

Меннонитские колонии в России являлись экономически процветающей этно-конфессиональной группой. В мировоззрении меннонитов собственность и богатство рассматривались, прежде всего, как ответственность. Заработанные капиталы должны были ‘действовать’ и использоваться для ‘пользы’. Понятие «польза» в понимании меннонита наполнялись социальным содержанием, связанным с целями служения общине.

 

Школы, больницы, дома престарелых

На средства конгрегации содержались учреждения, которые в России традиционно именовались ‘учреждениями общественного призрения’. Их деятельность была связана с социальной реабилитацией части населения, нуждавшихся в помощи. В эндогамном меннонитском обществе закономерно появилось немалое число людей, страдающих ментальными заболеваниями. До 1914 г. на территории меннонитских колоний было основано важнейшие для сообщества учреждения: школа для глухонемых в с. Тиге, больница «Бетания» для ментальных больных, дома престарелых. Регулярная деятельность таких учреждений стала возможной благодаря, прежде всего, инициативе лидеров и богатейших людей сообщества. Подобно ‘Бетании’, деятельность школы для глухонемых в с. Тиге на Молочной также на 50% поддерживалась за счёт частных пожертвований. К 1910 г. основной капитал училища составлял 18 000 руб., резервный – 10 000 руб.

 

Благотворительность

Идея об основании больницы «Бетания» возникла в среде екатеринославской общины, в состав которой входили крупнейшие династии меннонитских промышленников и общественных деятелей (Тиссенов, Тевсов, Гезе, Фастов, Эзау, Бергманов). Для строительства лечебницы был учреждён благотворительный фонд, руководство которым возлагалось на крупного шенвизского промышленника Иоганна Леппа и екатеринославского мельника Иоганна Тиссена. Пожертвования носили анонимный характер и вскоре на счету фонда больницы числилось 262 000 руб. Благодаря пожертвованиям, лечение для несостоятельных групп населения было бесплатным.

 

Меннониты и не-меннониты

Больница была расположена на территории меннонитского селения Альт-Кронсвайде (Хортица). Её деятельность была начата 15 марта 1911 г., и до декабря 1912 г. численность пациентов достигла 53 чел. Несмотря на то, что большинство пациентов было меннонитами, возможность пройти лечение предоставлялась и представителям других этнических групп. ‘Бетания’ управлялась Советом, который возглавлял крупный предприниматель Я. Зудерман. Обязанности казначея выполнял И. Лепп. В 1910 г., в фонд учреждения поступило 93 514 руб., а бюджет предприятия в 1912–1913 гг. достигал 37 956 руб. Содержание одного пациента в лечебнице стоило 300 руб. в год. 15 лечебных мест содержалось за счёт пожертвований. В 1915 г. был сооружён новый, соответствующий самым высоким требованиям, медицинский корпус, где располагались палаты, прачечная с паровым котлом, пекарня.

 

Рис: John A. Lapp, C. Arnold Snyder eds.: Testing Faith and Tradition. A Global Mennonite History: Europe. (Good Books, PA, 2006).

 

Великая Отечественная война (1941–1945)

Автор: Светлана Бобылева

В предвоенные годы в СССР осуществлялись массовые репрессии. Аресты, физическое уничтожение священнослужителей, учителей подрывали духовную, национально-культурную и моральную опору меннонитов. В совокупности с действиями НКВД по борьбе с ‘фашистами’, проведением ‘немецкой операции’  1937-1938 гг., ликвидацией национальных  районов, изменениями  языковой политики,  планами  поголовной депортации немцев  меннонитов в 1939 г.,  становится очевидным, что все это сказалось на настроениях меннонитов в канун войны и в ее начале.

 

Меннониты и власть

22 июня 1941 г. началась война между СССР и Германией. Часть меннонитской молодежи шла в военкоматы записываться добровольцами в Красную Армию. Кто-то  ожидал исхода борьбы воюющих сторон. Это была выжидательная позиция. Однако сохранить себя в  «раковине самоизоляции» было практически невозможно. На восток  эвакуировались активисты, члены партии, руководители различных уровней, техника, скот.  После  ликвидации АССР немцев Поволжья,   массовой депортации населения на восток, настала очередь немецкого,  меннонитского населения Украины. 31 августа 1941 г. вышло постановление Политбюро ЦК ВКП (б) ‘О немцах, проживающих на территории Украинской ССР’, согласно которому ‘антисоветский элемент следовало арестовать, а часть мужского населения  (от 16 до 60 лет)  направить в строительные батальоны’. Были приняты решения о выселении немцев и меннонитов Харьковской, Днепропетровской, Крымской областей. Позже  такая участь постигла население Запорожской, Сталинской (Донецкой), Ворошиловоградской (Луганской) областей Наступление войск вермахта не позволило полностью осуществить это операцию.

 

Между большевизмом и нацизмом

Осенью 1941 г. на территории Украины оказалось 163 тыс. меннонитов и этнических немцев, в Транснистрии  более 130 тыс. Задачей оккупационных властей  было использовать  людской потенциал в своих целях. Для этого были предприняты определенные шаги ( материальная поддержка, восстановление национальных школ, создание местной администрации из местного немецкоязычного населения). В начале это возымело действие. Но скоро меннониты испытали разочарование: ненавистные сталинские колхозы не были распущены; в школах вместо большевистской насаждалась нацистская идеология; вместо семилеток  и десятилеток в ряде сел были открыты четырехклассные школы. Надежды меннонитов в области религиозного возрождения не были полностью реализованы. Вызывал непонимание  расизм фашистов, считавших местное население недочеловеками.

 

Чужие в своей стране

История изобилует десятками конкретных случаев доброжелательного отношения меннонитов к своим украинским соседям. Это свидетельствует о провале усилий оккупантов разобщить гетерогенное население. В тоже время нацистская пропаганда влияла на психологическое состояние меннонитов. В период оккупации они оказались ‘чужими среди своих’. История их эвакуации на Запад осенью 1943 г., также как и история обратной репатриации в СССР свидетельствуют о том, что меннониты не чувствовали себя ответственным за злодеяния, чинимые гитлеровцами.

Колонии

Автор: Светлана Бобылева

В Россию меннониты были  приглашенны Екатериной II Манифестом 1763 г. осваивать малозаселённые земли империи Меннониты зарекомендовали себя умелыми хозяевами,  поэтому царское правительство их предпочитало.  Им наделяли по 65 десятин земли  на семью,  выдавали средства на проезд, обзаведение хозяйством, освобождали  от воинской, гражданской повинностей, предоставляли  внутреннее религиозное самоуправление.

 

Колонии в Екатеринославе,  Александровске, на Молочной.

Первой стала колонизоваться Екатеринославская губерния. Сюда в 1789 году прибыли 228 семей прусских меннонитов. Они образовали 8 колоний: Хортица, Розенталь, Айнлаге, Кронсвайде, Нойендорф, Шонхорст, Нойенбург и на о.Хортица. В 1793–1796 гг. прибыли 118 семей, в Новомосковский и Александровский уезды. Число колоний росло. Для улучшения положения колонистов была создана  ‘Инструкция для новороссийских иностранных колонистов’ (1801 г.).  После этого началось переселение 150 семей на реку Молочную  (Таврическая губерния). В 1804–1806 гг. прибыло еще 365 меннонитских семей, расселившихся на р. Молочной. Всего на р. Молочной было основано 27 меннонитских колоний – Гальбштадт, Тигенгаген, Шенау, Фишау, Линденау, Лихтенау, Минстербег, Альтонау, Тиге, Орлово, Блюменорт,  Мунтау-Ладекоп, Мариенталь, Руднервейде, Францталь, Паства, Гроссвейде, Блюмштайн.

 

В 1835 г., в связи с численным ростом населения, Хортицкому округу были отведены земли в Александровском уезде,  где 145 семей образовали 5 новых колоний (Бергталь). Они в 1852 г. образовали третий Меннонитский мариупольский округ.

В 1836–1866гг. на Кавказ выехали русские сектанты-духоборы и на освободившиеся земли поселились члены Гнаденфельдской старофломандской общины из Пруссии, основав в Молочанском меннонитском округе вторую Гнаденфельдскую волость.

 

Самара и Волынь

С 50-х годов XIX века в Самарской губернии стали селиться данцигские, мариенбургские и эльбингские меннониты. К 1874 году, здесь было 16 колоний  (500 семе). Поселения меннонитов были и в Киевской губернии – к. Михалин, на Волыни – Карлсвайде (6 колоний). Общее число прусских и данцигских меннонитов, прибывших в Россию к 1870-м гг. составила 2300 семей. На Волыни были основаны 10 колоний швейцарских меннонитов.

 

Земельные проблемы и дальнейшие миграции

Экономическое развитие и демографический рост  населения вызвал  напряжение в земельном вопросе. Снять его не смог изменённый в 1866г. Закон о наследовании, допускавший дробление земельных наделов. Лишь отменна крепостного права в 1861 году и распродажа помещичьих имений, земли которых охотно  скупались меннонитами, смогли на время снизить социальную напряжённость  в  колонистском сообществе. На территории империи в разных её регионах были основаны новые колонии. Всего к концу  XIX века в России проживало около 66.400 меннонитов, главным образом в Екатеринославской, Таврической, Самарской губерниях. Наиболее крупными меннонитскими колониями были: Хортица (1800 человек), Розенталь (1226), Нойендорф (1121), Остервик (3100), Айнлаге (1258) (Алексанлровский уезд Екатеринославской губернии); Гальбштадт (915 чел.) и Вальдгейм  (946 чел.) (Бердянский уезд Таврической губернии).

 

Рис: Wally Kroeker, An Introduction to Russian Mennonites: A story of flights and resettlements to homelands in the Ukraine, the Chaco, the North American Midwest, Germany and beyond. (Good Books, PA, 2005).

Меннонитская Братская церковь

Автор: Наталии Венгер

Меннонитские общины в Российской империи были динамичным социальным организмом. Российская модернизация, вызвавшая социальную трансформацию конгрегаций, привела к необходимости религиозного переосмысления, вызвала  потребность обновления внутриконгрегационной жизни. Наряду с экономической и социальной модернизацией, меннонитские общины России прошли через этап своеобразной реформации, который сделал религиозную жизнь общин более осмысленной и построенной на принципах справедливости.

 

Раскол

К середине ХІХ ст. около половины меннонитских семей являлись безземельными. Они были лишены права участия в самоуправлении, но выполняли повинности, которыми были наделены остальные жители селений. Среди безземельных были меннониты, занятые в альтернативных земледелию видах деятельностью, которые добились финансового благосостояния и стремились занять достойное положение в земельной общине. Их протест сублимировался во внутрирелигиозный конфликт, который привел к возникновению групп Братских меннонитов, которые сформировались в 1850-х гг. из числа сторонников пиетизма. Членами общин стали преимущественно молодые люди. Анализ списка конгрегации показывает, что значительную часть группы представляли предприниматели. Братские меннониты заявили о себе в январе 1860 г. на Молочной и добились официального признания властей в 1880 г. Новая конгрегация именовала себя ‘братством’ – иной церковью, предложившей свою концепцию личного спасения, основанной на критике существующих традиций внутриобщинных отношений. Таким образом, движение Братских меннонитов определённо носило социально-протестный характер.

 

Значение миссионерской деятельности

Движение Братских меннонитов развивалось, приобретая влияние в среде новоменнонитов – склонной к инновациям части сообщества. В 1872 г. состоялась первая конференция Меннонитской Братской церкви. ‘Символ веры’ был сформулирован в 1873 г. и опубликован в 1876 г. Общины Братских меннонитов сформировались на Кубани, Заградовке и в г. Мариуполь. Братские меннониты вели активную миссионерскую деятельность, имели свой печатный орган – ‘Фриденштимме’.

 

Книга П.М.Фризена Меннонитское братство в России (1789 –1910)

В 1885 г. Братские меннониты отметили 25-летнюю годовщину своей церкви, которая к тому времени состояла из 7 общин и 1800 членов. В юбилейный год одному из влиятельных лидеров общины – П.М. Фризену – было доверено написание истории Братской общины. Его книга была опубликована лишь в 1911 г. и представила историю меннонитских колоний России в целом. К 1917 г. общины Братской менонитской церкви находились фактически во всех группах колоний (40 конгрегаций, 7000 членов).

 

Консолидация ради сохранения идентичности

История показала, что Меннонитская Братская церковь не стала отдельной религиозной деноминацией. В Российской империи усиливалась националистическая пропаганда, что требовало от меннонитов сплоченности. Можно утверждать, что российский национализм, возрождая важнейшую для меннонитов ‘легенду о преследованиях’, способствовал новой консолидации  общин.  Сам прецедент возникновения Братской церкви способствовал росту самосознания меннонитов, формированию их представлений о себе и своей миссии в этом мире.   

Система образования в колониях русских меннонитов

Автор: Светлана Бобылева

Школа, образование играли важную роль в жизни меннонитских колоний. Образовывая и воспитывая, школа являлась своеобразным способом сохранения веры. Меннонитские духовные старшины с начала переселения ведали  образованием в колониях.  В первые годы после  образования колоний школа служила и молитвенным домом. Для системы образования были характерны: обязательное обучение детей школьного возраста; руководство школой духовными проповедниками; связь школы с общиной.

 

Чтение, письмо и счёт

Система образования прошла несколько этапов. Первый (конец XVIII– 20-е гг. ХІХ в.) был связан с материальными трудностями. Главными задачами школы было научить детей чтению, письму, счёту, пониманию главных догматов веры. Со второй четверти ХІХ в. начался следующий этап. В 1843 г. императорским указом Иоганну Корнису – главе Сельскохозяйственного союза, было передано управление народными школами Молочанского меннонитского округа. Он попытался ослабить господство духовных старшин в сфере образования; начал школьную реформу; оказывал материальную помощь; ввел практику проведения учительских конференций; открыл в Гнаденфельде читательский клуб, библиотеку; составил инструкцию для школю. В колонии Орлов Корнис открыл четырехклассное центральное училище для подготовки учителей. Подобные училища были основаны в Гальбштадте, Хортице.

 

Преподавание на русском языке: руссификация

В 1866 г. по требованию Попечительного Комитета в программу сельских школ было введено изучение русского языка. Узаконениями ноября 1890 г. и декабря 1892 г. школы передавались в ведение Министерства народного образования, вводилась должность учителя русского языка, оплачивавшаяся земством. Государство встало на путь языкового давления. С целью получения квалифицированных педагогов, преподающих на русском языке, в 1889 г. при Хортицком центральном училище были открыты 2-х годичные педагогические курсы. После опубликования апрельского указа 1905 г. о свободе вероисповедания, губерниях появился ряд просветительских товариществ. Одной из их целей было сдерживание политики русификации.

В начале ХХ в. наблюдался процесс реорганизации части колонистских школ, создание новых центральных училищ. После Гражданской войны начался  недолгий период восстановления национальной школы. Возобновилась система подготовки учительских кадров на базе педтехникумов, был создан Одесский институт, готовивший учителей для национальной школы. В середине 20-х гг. ХХ в. в школе усилилась антирелигиозная пропаганда. Проводилась идеологическая работа с учащимися, взрослым населением. Появились пионерские, комсомольские организации. Однако это движение в меннонитских колониях не приняло массового характера.

 

С приходом в Германии к власти фашистов и развязыванием в Украине борьбы с ‘фашистской пропагандой’, национальная система образования попала под пресс репрессий НКВД. Производились аресты учителей, преподавателей Одесского института, Хортицкого педтехникума, обвиненных в связях с фашистами. Последовали расстрелы и годы тюрем. В 1938 г. все школы в колониях были переведены на украинский или русский язык обучения. Национальная меннонитская школа перестала существовать.

 

Талантливые предприниматели

Автор: Наталии Венгер

Меннониты в России были не только успешными фермерами, но и талантливыми предпринимателями. Меннонитские колонии стали одними из базовых производственных центров для развития отечественного машиностроения.  Самым известным в России меннонитским предприятием сельскохозяйственного машиностроения было предприятие «Лепп и Вальман». Фабрика была создана в 1850-м г. Питером Леппом (1817–1871) – основателем известной в империи династии предпринимателей. Управление предприятием унаследовали его сыновья – Абрахам и Питер Леппы, а с конца 1879 г. – внук, Иоганн Гергардович  Лепп, который руководил предприятием до 1919 г. 

 

Династия Леппов–Вальманов

С 1880 г. соучредителем предприятия стал крупный хортицкий землевладелец Андреас Вальман и его потомки. С 1880 г. предприятие именовалось ‘Торговый дом Лепп и Вальман’, а с 1903 г. – акционерным торговым обществом ‘Лепп и Вальман’. В состав акционеров общества ‘Лепп и Вальман’ входили 11 представителей династии Леппов-Вальманов. В процессе развития было основало три завода в Екатеринославской губернии: в г. Александровске, сел. Хортица и Павлоград. К 1903 г. общая стоимость движимого и недвижимого имущества по трём заводам составляла 1150000 руб. В 1903–1913 гг. капитал предприятия в составлял 1 200 000 руб.

 

Предпринимательский успех и награды

Вначале на фабрике производилась простейшая сельскохозяйственная техника: косилки, веялки, жатки. В 1874 г. на предприятии Леппа был выпущен первый буккер. С 1880-х гг. фабрика приступила к производству важных для индустриализации паровых машин и котлов, маслобойных прессов, кукурузных молотилок, оборудования для лесопильных заводов, нефтяных двигателей. С 1860 г. предприятие ‘Лепп и Вальман’ являлось постоянным участником сельскохозяйственных выставок и было отмечено 33 золотыми, серебряными и бронзовыми медалями; поощрительными дипломами, похвальными отзывам.

 

Предприятие в годы Первой мировой войны

В годы Первой мировой войны предприятие работало на нужды обороны страны, участвуя в производстве боевых снарядов

 

Значение менонитских предприятий

Леппы-Вальманы способствовали развитию данного направления предпринимательства на территории меннонитских колоний. Владельцы известных в России заводов А. Коп и К. Гильдебрандт приобрели первые производственные навыки на фабрике П. Леппа. К 1900 г. Меннониты Екатеринославской губернии производили более 58% техники, выпускаемой в данной губернии. Каждое третье машиностроительное производство Таврической губернии принадлежало меннонитам. В 1911 г., каждое пятое производство сельскохозяйственного машиностроения на территории Новороссийских губерний Российской империи находилось в собственности меннонитов-предпринимателей. Меннониты производили около 17% сельскохозяйственной техники, что, несомненно, можно рассматривать как показатель предпринимательского успеха представителей данной этноконфессиональной группы. Меннонитские машиностроительные производства основывались на новых производственных технологиях, что позволяло им успешно конкурировать с известными зарубежными фирмами, обеспечивая российского потребителя более дешёвой качественной техникой, что способствовало успешному продвижению модернизационных процессов.

От монархизма к демократизму

Автор: Наталии Венгер

Меннониты были приглашены в Россию императрицей Екатериной ІІ. Как изменялось отношение российских монархов к меннонитам, и что вызывало эти изменения?  

Привилегии

Меннонитская колонизация была начата Екатериной Великой (1762–1796). Колонизация была одним из методов освоения новых территорий, путём пополнения социального ресурса, способного решить важнейшие экономические задачи. В Манифестах императрицы будущим поселенцам были обещаны привилегии. Активная эмиграционная позиция меннонитов позволила им получить большие экономические возможности по сравнению с другими группами колонистов. «Просительные статьи меннонитов» были подписаны в марте 1788 г. В отличие от условий ограниченной толерантности, в которых меннониты находились в Европе, в России они получили особенные привилегии, которыми не обладали другие социальные группы аграрной специализации.

 

Моральная и экономическая поддержка

Политика поддержки меннонитских колоний прослеживается в деятельности последующих монархов – Павла І (1796–1801), Александра І (1801–1825), Николая І (1825–1855). Павел І даровал меннонитам ‘Жалованную грамоту’, подтверждавшую  привилегии. Хозяйство и моральное поведение меннонитов он рассматривал как модель воспитания других групп крестьянства. Александр І утвердил новые правила колонизации, полагаясь на состоятельные группы эмигрантов. Он распорядился собрать колонизационные законы в сборник ‘Устав о колониях’. На средства Александра І были построены церкви в селениях Орлово и Руднервайде. В честь царя меннониты назвали селение Александрволь (1821). Император посетил поместье Штайнбах и колонию Тигервайде. Идея правления Николая ІІ была представлена в лозунге ‘православие, самодержавие, народность’. Хотя меннониты были протестантами, образ монарха-отца, вокруг которого группировались различные этнические группы, был понятен им. Они демонстрировали свою преданность монархии, одарившей их привилегиями. В 1937 г. Николай ІІ подтвердил привилегии, дарованные меннонитам.

 

Изменение статуса

Модернизация и политика унификации, проводимые Александром ІІ (1855–1881), стали новым этапом в истории общин. В 1871–1874 гг. меннониты утратили особый колонистский статус, были привлечены к альтернативной военной службе. Однако реформы не остановили поступательного развития колоний, и, хотя в России формировался ‘немецкий вопрос’ как националистический концепт, Александр ІІ не разделял позицию националистов. Меннониты пропагандировали теорию ‘экономического мессианства’, которая определяла их связь с монархией. В честь Александра Второго меннониты назвали новое поселение на Молочной.

 

 От монархизма к демократизму

Императоры Александр ІІІ (1881–1894) и Николай ІІ (1894–1917) находились под влиянием националистически настроенного окружения. Вслед за идеологами национализма они приравнивали русскость к православию, враждебно относились к протестантам. Николай ІІ поддерживал антинемецкое законодательство 1914–1918 гг. Меннониты долгое время поддерживали монархию. Однако демократические процессы, вызванные революцией 1905–1907 гг., и российский национализм вовлекали общины в диалог с властями, изменили вектор отношения к монархии, сделали их сторонниками демократии.