События

Меннонитские поселения в Польше

Автор: Mихай Тарговски
Перевод: Наталии Венгер 

Меннониты, переселившиеся в Польшу в середине XVI века, были преимущественно крестьянами. Их превосходные навыки сельскохозяйственной деятельности на болотистой местности позволили им заселить малопригодные для земледелия земли в дельте реки Вислы.

 

Поселение за пределами городов

Хотя сообщества меннонитских ремесленников и купцов существовали в Эльблаге (Эльбинге) и пригороде Гданьска, большинство последователей Менно Симонса выбрали жизнь за пределами городов. Первое поселение меннонитов было расположено в дельте и нижней долине реки Висла, и лишь некоторые из общинников обосновались на побережье Балтийского моря и болотистых землях реки Нотец. В начале XVII века бывшие голландцы организовали колонию на одном из речных островов, который сейчас находятся на территории Варшавы. Дальнейшему росту поселений вплоть до XVIII столетия мешали войны. В дальнейшем новое поколение меннонитов, рожденных в Польше, вновь начало миграцию и стало заселять новые территории по течению реки Вислы и ее притоков.

 

Приспособленные к условиям местности с высокой опасностью наводнений, деревни, воздвигаемые меннонитами, имели уникальную форму и вид: они состояли из деревянных построек, обычно расположенных либо вдоль дамб, либо на сухих возвышениях возле болот. Поля были разделены на удлинённые участки, определенных размеров, разбитые перпендикулярно к дамбам или дороге, разграниченные друг с другом канавами. Поселения такого типа называли ‘линейными сёлами’. Принцип их организации, сохраняемый во многих других местностях Польши, является одним из выразительных элементов наследия, которое осталось после эмигрантов.

 

Интегрированные общины

Поселения меннонитов в Польше сформировали группы, которые были связаны одна с другой. Они организовывали общие молитвы и службы, в которых принимали участие жители соседних деревень. Предпринимались некоторые действия, которые предотвращали возможность захвата земель католиками и лютеранами. По этой причине польские меннониты сформировали сплоченное сообщество, которое способствовало сохранению их религии и идентичности в течение достаточно долгого времени, по крайней мере до германизации в XIХ – ХХ веках, либо же вплоть до драматической эмиграции из Польши в 1945 году. Эти существовавшие столетиями колонии меннонитов насчитывали десятки деревень в Зелаве и нижней долине реки Вислы, такие как Нессау (Wielka Nieszawka), Шензее (Сосновка), Пшехово (Przechówko), Монтау (Mątawy), Группэ (Grupa), Братфин, Ежоро (Thiensdorf), Казун (Kazuń) и Вимышле.  Там, так же как и во многих других местностях, до сих пор возможно встретиться с историческим наследием меннонитов, вписанным в ландшафт местности и представленным старыми постройками деревянной архитектуры или же старыми заброшенными кладбищами.

 

Колонии

Автор: Светлана Бобылева

В Россию меннониты были  приглашенны Екатериной II Манифестом 1763 г. осваивать малозаселённые земли империи Меннониты зарекомендовали себя умелыми хозяевами,  поэтому царское правительство их предпочитало.  Им наделяли по 65 десятин земли  на семью,  выдавали средства на проезд, обзаведение хозяйством, освобождали  от воинской, гражданской повинностей, предоставляли  внутреннее религиозное самоуправление.

 

Колонии в Екатеринославе,  Александровске, на Молочной.

Первой стала колонизоваться Екатеринославская губерния. Сюда в 1789 году прибыли 228 семей прусских меннонитов. Они образовали 8 колоний: Хортица, Розенталь, Айнлаге, Кронсвайде, Нойендорф, Шонхорст, Нойенбург и на о.Хортица. В 1793–1796 гг. прибыли 118 семей, в Новомосковский и Александровский уезды. Число колоний росло. Для улучшения положения колонистов была создана  ‘Инструкция для новороссийских иностранных колонистов’ (1801 г.).  После этого началось переселение 150 семей на реку Молочную  (Таврическая губерния). В 1804–1806 гг. прибыло еще 365 меннонитских семей, расселившихся на р. Молочной. Всего на р. Молочной было основано 27 меннонитских колоний – Гальбштадт, Тигенгаген, Шенау, Фишау, Линденау, Лихтенау, Минстербег, Альтонау, Тиге, Орлово, Блюменорт,  Мунтау-Ладекоп, Мариенталь, Руднервейде, Францталь, Паства, Гроссвейде, Блюмштайн.

 

В 1835 г., в связи с численным ростом населения, Хортицкому округу были отведены земли в Александровском уезде,  где 145 семей образовали 5 новых колоний (Бергталь). Они в 1852 г. образовали третий Меннонитский мариупольский округ.

В 1836–1866гг. на Кавказ выехали русские сектанты-духоборы и на освободившиеся земли поселились члены Гнаденфельдской старофломандской общины из Пруссии, основав в Молочанском меннонитском округе вторую Гнаденфельдскую волость.

 

Самара и Волынь

С 50-х годов XIX века в Самарской губернии стали селиться данцигские, мариенбургские и эльбингские меннониты. К 1874 году, здесь было 16 колоний  (500 семе). Поселения меннонитов были и в Киевской губернии – к. Михалин, на Волыни – Карлсвайде (6 колоний). Общее число прусских и данцигских меннонитов, прибывших в Россию к 1870-м гг. составила 2300 семей. На Волыни были основаны 10 колоний швейцарских меннонитов.

 

Земельные проблемы и дальнейшие миграции

Экономическое развитие и демографический рост  населения вызвал  напряжение в земельном вопросе. Снять его не смог изменённый в 1866г. Закон о наследовании, допускавший дробление земельных наделов. Лишь отменна крепостного права в 1861 году и распродажа помещичьих имений, земли которых охотно  скупались меннонитами, смогли на время снизить социальную напряжённость  в  колонистском сообществе. На территории империи в разных её регионах были основаны новые колонии. Всего к концу  XIX века в России проживало около 66.400 меннонитов, главным образом в Екатеринославской, Таврической, Самарской губерниях. Наиболее крупными меннонитскими колониями были: Хортица (1800 человек), Розенталь (1226), Нойендорф (1121), Остервик (3100), Айнлаге (1258) (Алексанлровский уезд Екатеринославской губернии); Гальбштадт (915 чел.) и Вальдгейм  (946 чел.) (Бердянский уезд Таврической губернии).

 

Рис: Wally Kroeker, An Introduction to Russian Mennonites: A story of flights and resettlements to homelands in the Ukraine, the Chaco, the North American Midwest, Germany and beyond. (Good Books, PA, 2005).

Убежище Менно Симонса

Автор: Ханс-Юрген Гертц
перевод: Наталии Венгер 

На северной окраине села Бад Олдесло в Германии под величественной липой находится побеленный коттедж с соломенной крышей – Менно Кате. Кейт является памятником последних лет жизни Менно Симонса (1496–1561), чьим именем названа этноконфессия. После того, как Менно был изгнан из города Висмар в 1544 г., он нашел убежище в имении Вюстенфельд, где он мог спокойно работать над своими теоретическими работами, переписываясь с общинами, обсуждая спорные вопросы церковной дисциплины с другими церковными лидерами.

 

Тайный печатный станок

Менно Симонс жил в имении Фрезенбург с группой анабаптистов, которым было разрешено жить в соседнем поселении. Деревня Вюстенфельд впоследствии была  разрушена во время Тридцатилетней войны, поэтому до сих пор остаётся загадкой вопрос о том, был ли коттедж Менно Кате восстановлен на том же самом месте, или же, возможно, он вообще не пережил войну. Проживая в Менно Кате, Менно Симонс усердно следил за публикацией своих произведений. Ему было разрешено использовать типографию весной 1554 и летом 1556 годов. Несмотря на общий запрет на печатание анабаптистской литературы, достоверно известно, что четыре его книги, в том числе и широко известная его книга «Фундамент христианской доктрины», были опубликованы в этот период его жизни. После того, как типографию закрыли, Менно остался в Вюстенфельде. Он умер 13 января 1561, и, по убеждению многих, был похоронен на капустном поле в пяти километрах от Менно Кате.

 

От убежища к музею

Мемориальный камень и бронзовая пластина были установлены в Менно Кате в память о Менно Симонсе с 1902 г. Коттедж внесён в перечень исторических памятников Германии, арендуется Союзом Конгрегаций Немецких Меннонитов и получает поддержку от Исторического Сообщества Меннонитов Германии. В 1960-х гг. коттедж был восстановлен и превращен в небольшой музей, хранящий книги, карты и другие свидетельства менонитской истории. Музей открылся в 1986 году, и, после некоторого обновления, стал доступен для посетителей с 1999 года.

 

Символы примирения

Старая липа, якобы посаженная самим Менно, называется «Липой Менно». Несколько лет назад меннониты посадили два буковых дерева – одно в Виттенберге и второе неподалёку от коттеджа, что стало своеобразным символом  недавнего акта примирения между лютеранской церковью и меннонитами.

 

 

Зулава – новое начало

Автор: Лукаш Кепски
Перевод: Наталии Венгер 

Зулава –  плодородный край, подобный зеленому ковру, расположенному в устье реки Вислы, где сохранились уникальные архитектурные строения, свойственные только для данного региона, а также созданная меннонитами  комплексная дренажная система.

 

Толерантность

Первые колонисты появились в Зулаве в середине XVI столетия. Зулава в то время также именовалась Вердером и входила в состав Королевской Пруссии – вассала Польских королей. В предшествовавшие столетия Польша показала себя как государство, демонстрирующее веротерпимость. Здесь мирно сосуществовали иудеи, католики и православные. Первая половина XVI века была наполнена событиями Реформации и религиозными конфликтами. Идеи реформаторства дошли и до Польши. С особой силой они проявились в больших городах-портах (Гданьск (Данциг) и Эльблаг (Эльбинг)), которые вели оживленную торговлю с Нидерландами. Толерантность создавала благоприятные условия для голландских меннонитов, которые мигрировали в Польшу через Гданьск ради спасения себя и сохранения своей идентичности.

 

Не все рады переселенцам

Меннонитов холодно встретили в Гданьске, где местные торговцы и ремесленники считали их потенциальными конкурентами. Однако навыки и опыт ведения сельского хозяйства в заболоченных местностях, которые демонстрировали переселенцы, были замечены администрацией заболоченных регионов на р. Висла. Меннонитам было предложено поселиться на необработанных землях в районе Зулавы. Вскоре эта земля стала новой обителью меннонитов. Благодаря их труду, здесь были основаны новые поселения, выстроены каналы и дамбы, развивалось сельское хозяйство. Меннонитам были предоставлены привилегии на долгосрочную аренду земли, право свободного вероисповедания и местного самоуправления. С 1540-х годов население меннонитов в Зулаве значительно возросло. Они заселяли старые селения и основывали новые на заболоченных землях между городами Гданьск, Эльблаг и Мальборк.

 

Новая миграция

Мирное существование меннонитов было прервано началом Северной войны в 1700 году и аннексией области Прусским королевством в 1772 году. Ограничение свобод и принудительный набор в армию заставили менонитов искать новое пристанище для себя, поэтому они начали мигрировать в степную Украину. Найдя свой новый дом в степях, меннониты не забыли про свои корни и называли многие свои поселения теми же именами, которые были характерны для Зулавы в память о былой жизни. Те, кто остался на Висле, вынуждены были покинуть данные территории в годы Второй Мировой войны, оставляя за собой прекрасные земли, обогащённые культурным наследием тех, кто развивал этот регион в течении 400 лет.

 

 

Фойе Грейбэл

Автор: Нейл Блоу
Перевод: Наталии Венгер 

Вследствие колониального исторического прошлого Франции, десятки тысяч франкоговорящих африканцев прибыли учиться в её университеты. В продолжение сотрудничества французских и североамериканских меннонитов в Париже, в 1977 году в Сэнт Марисе был основан ‘Фойе Гребел’ – культурный центр, основанный для помощи африканским студентам в процессах европейской адаптации. Немецкие и швейцарские меннониты вскоре присоединились к проекту, который стал убедительным примером миссионерского сотрудничества. 

 

Межкультурный диалог

‘Фойе’ предлагал временное предоставление жилья и помощь в поиске постоянного места проживания на время учёбы. Штатные сотрудники «Фойе» хорошо ориентировались во множестве социальных и экономических проблем студентов. Как такие проблемы могли быть решены? Как могло быть преодолено недоверие между Севером и Югом? Для представителей различных народов ‘Фойе’ стал местом встречи и взаимного познания. Воскресные вечера были временем совместной трапезы и межкультурного обмена. Новые добрые отношения, межкультурные мостики формировались на основе общения, дискуссий, обмена блюдами национальной кухни и совместного поиска решения проблем. Всё это помогло студентам узнать о том, что есть сострадание и справедливость. Для многих это было первым опытом взаимоотношений с ‘другими’: чёрными, белыми, европейцами, африканцами.

 

Милосердие

Многие из африканских студентов были христианами и не всегда чувствовали себя желанными в церквях г. Парижа. Встречи предоставляли возможность более глубокого познания Библии, совместного пения и молитв. Несмотря на то, что  для многих студентов собрания оказались абсолютно новой и непривычной практикой, они всегда были источником духовного обогащения. В этих встречах зарождалась новая поликультурная конгрегация, формирующая новые отношения между людьми разного этнического происхождения.

Евангелие призывает людей к состраданию: ‘благословенны милосердные’. В нашем случае те, кто хотел придерживаться принципа сострадательности, часто узнавали смысл этого понятия от тех, кто по-настоящему нуждался в помощи. ‘Фойе Гребел’ помог меннонитам открыть мир иноязычных жителей Париже. Это помогло всем тем, кто принимал участие в работе Гребел, признать важность культурных различий, колониальную историю и её культурное наследие. Деятельность Фойе стала замечательной возможностью понять христианство как глобальное явление, очаги которого существуют и вне Европы.

 

Поликультурное наследие

Ещё более крупный центр был построен в соседнем городе Мэйсон-Алфорт. Здесь до 1998 года также предлагалось временное поселение для эмигрантов, однако проведение властями плана восстановления города привело к закрытию меннонитского проекта. Тем не менее, деятельность ‘Фойе Гребел’  воплотилась в двух практических результатах: появлению христианской общины Фойе Гребел, которая стала меннонитской церковью Вилленув ле Комте, а также в возникновении Парижского центра меннонитов, обосновавшегося в старом здании Сэнт Марис после того, как Фойе переехал в Мэйсон-Алфорт. Поликультурное наследие «Фойе Гребел» продолжается в деятельности данных центров, которая  является дальнейшим проявлением сострадания и справедливости между людьми.

 

 

Совместное празднование Рождества

Автор: Пауль Хеге
перевод: Наталии Венгер 

В течение нескольких лет меннонитская церковь Страсбурга принимает участие в акции, посвящённом празднованию рождества ‘Vivre Noël Ensemble’. Это ежегодное событие позволяет общинам выразить свою веру на практике, осовременить видение Рождества, объединиться с другими и быть активными в большом городе, послужив на благо ближнему.

 

Единство

Каждый год от 15 до 20 человек из нашей церкви изъявляют готовность провести ночь 24 декабря с нашими гостями, подарив праздник тем людям, которые оказались в одиночестве и трудной жизненной ситуации. Никто из нас не жалеет о таком опыте. Многие восхищаются этим ‘другим’ Рождеством, когда у них появляется возможность помочь ближнему и испытать непередаваемые чувства общения с ранее незнакомыми людьми – нашими гостями. Другие благодарны за полные особого смысла беседы, когда языковый барьер не является препятствием для общения. Некоторые знакомства сохраняются и в дальнейшем перерастают в дружбу. Мы осознаём, что такое общение позволяет нам узнать о нуждах и бедности, с которыми мы ежедневно сталкиваемся, но, часто не замечая их, остаёмся равнодушными.

Для  нашей церкви и наших прихожан это по-настоящему интересный проект, в котором каждый участник находит место приложения своим силам, работая либо с семейными парами, одинокими и пожилыми люди, детьми и родителями. Мы поддерживаем каждого члена церкви участвовать в данной программе и замечаем, что многие готовы поддержать проект и в следующем году.

 

Экуменизм

Праздник ‘Vivre Noël Ensemble' был  вначале проведён по инициативе Организацией христианской солидарности. Сегодня, это организация, в состав которой входят различные христианские и нехристианские организации. Их деятельность поддерживается властями города Страсбурга. Организация оказывает помощь около 300 людям, оказавшимся в нужде, достойно отпраздновать Рождество.

Каждая организация выполняет свои обязанности в подготовке праздника. Отдельные группы отвечают за подготовки еды, подарков для каждого гостя,  а также доставки гостей в место проведения сбора, а также подготовка развлекательной программы. Праздник начинается дружеской встречей в центре города под высокой рождественской елкой, который начинается пиршеством, с горячими напитками, выпечкой и музыкой. После этого все участники разделятся на группы, чтобы продолжить праздник в других местах. 

 

Как представители небольшой церкви, мы испытывает счастье от того, что нашли свое место в этом проекте, который был инициирован християнами. Тот факт, что в нём участвуют представители разных церквей, вселяет в нас веру, что Господь наш почитаем в Страсбурге.

 

 

Судьбоносные исторические моменты в истории польских меннонитов

Автор: Михай Тарговский
Перевод: Наталии Венгер 

С момента их появления в XVI веке и до исхода в 1945 г. меннониты были важной частью истории Польши, которая стала родиной для самой многочисленной общины меннонитов в мире.

 

Призываемые  и гонимые

Первые меннониты поселились в Польше в середине XVI века. Их миграция из Нидерландов в дельту и долину реки Вислы вызывала различную реакцию местного населения. С одной стороны, их приход воспринимался в качестве угрозы католическим и протестантским церквям и как причина усиления конкуренции для городских рабочих. С другой стороны, к ним относились позитивно благодаря их умению вести сельское хозяйство на болотистых землях. Время от времени население некоторых городов, епископы и дворянство, требовали, чтобы меннониты покинули их земли. Вместе с тем, благодаря поддержке королей и землевладельцев, меннониты остались в Польше.

 

В отличие от других государств времён Реформации, Польша была известна своими толерантными религиозными законами, гарантировавшими меннонитам свободу религиозной практики. В 1642 г. общины получили привилегию, которая обеспечивала им свободу веры и защиту от преследования. Это, однако, не спасало меннонитов от последствий Северных войн, происходивших в XVII и XVIII столетиях, которые вызвали сокращение населения и уничтожение поселений в результате военных действий и эпидемий.

 

Потерянная свобода

Более двух веков Речь Посполитая было местом, где меннониты могли жить согласно своим традициям и верованиям. Все изменилось после разделов Польши в 1772 и 1793 гг., когда районы, населенные меннонитами, были включены в состав Королевства Пруссии. Новая власть установила для меннонитов новые законы, согласно которым поселенцы ежегодно обязаны были выплачивать крупную сумму денег за освобождение от воинской службы. Им также запрещалось приобретать фермы. Это привело к новой миграции из Жулавы и долины Вислы на Восток. Некоторые семьи уехали в Плоцк и Варшаву, но большинство из общинников ответило на приглашение царицы Екатерины II колонизировать русские степи. Семьи, которые остались в Пруссии, все больше идентифицировали себя с немцами и 1870-х гг. прекратили борьбу за освобождение от воинских обязанностей. Между тем, новая волна миграции привела к переселению многих меннонитов в Северную и Южную Америку.

 

После Первой мировой войны меннониты, которые проживали в Жулавах и в долине Вислы, были разделены новыми границами между государствами (Польшей, Германией) и свободным городом Гданьск. Поскольку меннониты Пруссии рассматривались как немцы, то в следствие обвинений и ответственности за бедствия, причиненные Второй мировой войной, они были вынуждены покинуть насиженные земли в начале 1945 г. Они эмигрировали преимущественно в Германию и США. Таким образом, более чем 400 летняя история проживания меннонитов в Польше трагически завершилась.

 

Миграция  меннонитов и их поселение в Пруссии, Польше и России

Автор: Питер Классен
перевод: Наталии Венгер 

Меннонитство, как одно из проявлений анабаптизма, особенности которого были связаны с традициями крещения во взрослом возрасте и проповедь пацифизма, возникло в XVI ст. Изначально меннониты подвергались преследованиям, однако, благодаря своим хозяйственным навыкам, их успехам в фермерстве и ремесле, конгрегации нашли приют в Польше. Общины меннонитов обустроились в дельте р. Висла, население которой оказалось удивительно толерантным в эпоху религиозной нетерпимости. Здесь меннониты с их навыками ирригации значительно увеличили доходы от земель, которые они в короткий срок обустроили сетью каналов и плотин. Другие меннониты, сведущие в торговле, поселились в предместьях Гданьска (Данцига) и городах дельты Вислы.

 

Еретики или истинные верующие?

Не удивительно, что в условиях средневековой Европы обвинения в ереси порой были направлены и против меннонитов – нонконформистов и истинных верующих. Меннониты всячески стремились опровергнуть эти обвинения. В 1678 году епископ Влоцлавека (Leslau) ученил допрос лидерам меннонитов по различным теологическим проблемам. Когда слушания были завершены, Георг Хансен, служитель Гданьской Фламандской церкви, отметил, что церкви более не вызывают подозрения. И хотя некоторые представители церкви продолжали выступать против поселений меннонитов, Польша оставалась на удивление терпимой.

 

Среди прочих важных умений меннониты принесли в дельту Вислы навыки борьбы с наводнениями, возводя в наиболее важных местах плотины. После приглашения правителя местности Тигенгоф (Tiegenhof), многие меннониты прибыли, чтобы обосноваться там, и в скором времени количество поселений меннонитов в дельте Вислы увеличилось. Репутация меннонитов как фермеров, которые могут осваивать болотистые земли, способствовала созданию многих других поселений.

 

Поиск новых возможностей

Новые проблемы возникли, когда Пруссия получила контроль над дельтой Вислы. Новые правители не признавали пацифизм меннонитов и настаивали на том, чтобы меннониты были привлечены к военной службе. Последнее стало для общин важнейшим вызовом. Некоторые лидеры меннонитов Западной Пруссии призывали  отказаться от пацифизма. Постепенно разногласия увеличивались, и к концу XVIII века несколько сотен семей меннонитов переехали в Россию, где Екатерина ІІ пообещала им свободу вероисповедания. Вскоре другая многочисленная группа меннонитов эмигрировала в Америку. Большинство из общинников, оставшихся в расширяющемся германском государстве, в дальнейшем отказывалось от пацифизма. Через столетия, с поражением Германии в 1945 г., меннониты объединились в попытке бежать в Западную Германию и лишь немногие остались на своей исторической родине.

 

Когда смерть является началом нового этапа жизни!

Автор: Мартин Подобри
Перевод: Наталии Венгер 

10 октября 2010 года руководство меннонитской церкви Зальцбурга приняло решение о прекращении деятельности церкви. Это событие явилось самой критической точкой в 50-летней истории Меннонитской конференции в Австрии. Главный вопрос состоял в том, имеет ли смысл собирать конференции и дальше?

В январе 2011 года пять глав меннонитских церквей встретились для обсуждения насущных проблем. В ходе дискуссии выяснилось, что все церкви сталкиваются с подобными сложностями: внутренними конфликтами, недостатком персонала, сложностями выбора старшин. Присутствующими было принято решение о совместных действиях в преодолении проблем, что явилось  началом  процесса нового объединения – создания Меннонитской конференции Австрии.

В результате конклава церквей участниками было разработано 5 направлений деятельности для усиления влияния  церквей:

 

Для создания  идентичности

‘Кто такие меннониты, что они исповедуют, и как возникли общины?’. Конференция должна помочь меннонитам найти свою собственную идентичность,  а также идентичность самой Конференции.

 

Обеспечения преемственности лидерства

Старшее поколение меннонитов часто не имеет возможности поддерживать связь с последующим поколением лидеров. Необходимо обеспечивать диалог и преемственность поколений.

 

Для реализации библейского характера руководства

Что следует предпринимать в обстоятельствах, если лидеры сталкиваются с  проблемами управления, либо же совершают ошибки? В Новом Завете один из апостолов помог церкви понять важность библейского стиля руководства. В настоящее время конференция должна делать всё возможное, чтобы управление церквями было основано на основных положениях, изложенных в Библии.

 

Для усиления церкви

Конференция имеет множество связей с миссионерскими организациями  и другими конференциями во многих странах. Для усиления церкви особенное значение имеет сотрудничество и обмен идеями.

 

Для основания новых церквей

 Одна церковь едва ли справится с задачей основания новой общины. Однако, если все 5 австрийских меннонитских церквей объединятся, они смогут достичь  данную цель. .

 

Закрытие церкви в Зальцбурге явилось печальным событием для австрийских меннонитов. Однако дискуссии, вызванные им, позволят конференции сделать правильные выводы и способствуют обновлению деятельности Конференции.

Великая Отечественная война (1941–1945)

Автор: Светлана Бобылева

В предвоенные годы в СССР осуществлялись массовые репрессии. Аресты, физическое уничтожение священнослужителей, учителей подрывали духовную, национально-культурную и моральную опору меннонитов. В совокупности с действиями НКВД по борьбе с ‘фашистами’, проведением ‘немецкой операции’  1937-1938 гг., ликвидацией национальных  районов, изменениями  языковой политики,  планами  поголовной депортации немцев  меннонитов в 1939 г.,  становится очевидным, что все это сказалось на настроениях меннонитов в канун войны и в ее начале.

 

Меннониты и власть

22 июня 1941 г. началась война между СССР и Германией. Часть меннонитской молодежи шла в военкоматы записываться добровольцами в Красную Армию. Кто-то  ожидал исхода борьбы воюющих сторон. Это была выжидательная позиция. Однако сохранить себя в  «раковине самоизоляции» было практически невозможно. На восток  эвакуировались активисты, члены партии, руководители различных уровней, техника, скот.  После  ликвидации АССР немцев Поволжья,   массовой депортации населения на восток, настала очередь немецкого,  меннонитского населения Украины. 31 августа 1941 г. вышло постановление Политбюро ЦК ВКП (б) ‘О немцах, проживающих на территории Украинской ССР’, согласно которому ‘антисоветский элемент следовало арестовать, а часть мужского населения  (от 16 до 60 лет)  направить в строительные батальоны’. Были приняты решения о выселении немцев и меннонитов Харьковской, Днепропетровской, Крымской областей. Позже  такая участь постигла население Запорожской, Сталинской (Донецкой), Ворошиловоградской (Луганской) областей Наступление войск вермахта не позволило полностью осуществить это операцию.

 

Между большевизмом и нацизмом

Осенью 1941 г. на территории Украины оказалось 163 тыс. меннонитов и этнических немцев, в Транснистрии  более 130 тыс. Задачей оккупационных властей  было использовать  людской потенциал в своих целях. Для этого были предприняты определенные шаги ( материальная поддержка, восстановление национальных школ, создание местной администрации из местного немецкоязычного населения). В начале это возымело действие. Но скоро меннониты испытали разочарование: ненавистные сталинские колхозы не были распущены; в школах вместо большевистской насаждалась нацистская идеология; вместо семилеток  и десятилеток в ряде сел были открыты четырехклассные школы. Надежды меннонитов в области религиозного возрождения не были полностью реализованы. Вызывал непонимание  расизм фашистов, считавших местное население недочеловеками.

 

Чужие в своей стране

История изобилует десятками конкретных случаев доброжелательного отношения меннонитов к своим украинским соседям. Это свидетельствует о провале усилий оккупантов разобщить гетерогенное население. В тоже время нацистская пропаганда влияла на психологическое состояние меннонитов. В период оккупации они оказались ‘чужими среди своих’. История их эвакуации на Запад осенью 1943 г., также как и история обратной репатриации в СССР свидетельствуют о том, что меннониты не чувствовали себя ответственным за злодеяния, чинимые гитлеровцами.

Сохранение памяти о меннонитах в современной Польше

Автор: Михай Тарговский
Перевод: Наталия Венгер 

Трагедия Второй мировой войны вынудила меннонитов покинуть Польшу, которая ранее в течение 400 лет была Родиной для многих поколений общинников. Современное население Польши и зарубежные туристы имеют возможность заново раскрыть и оценить  меннонитское наследие.

 

Уважение

Хозяйства и дома, оставленные меннонитами, были заселены польскими семьями, переселившимися из восточной части государства, с территорий, ранее аннексированных СССР. Отношение новых хозяев к их предшественникам определялось негативным болезненным опытом польско-немецкого антагонизма  периода мировой войны. Тем не менее, переселенцы не могли не уважать трудолюбие меннонитов, их хозяйственный и строительный опыт, заслуги в создании орудий труда для сельского хозяйства и освоении сложных для ведения земледелия привисленских земель. 

 

Образование и межкультурный обмен

В период Холодной войны меннониты не имели возможности навещать оставленные ими земли. Памятуя о своём историческом прошлом, они не упускали случая оказать помощь государству Польша. Особенно часто это случалось в первые послевоенные годы. И лишь в 1970-х гг., после нормализации внешнеполитических связей, меннониты получили возможность впервые после долгого перерыва посетить вынужденно оставленные ими церкви и дома. По инициативе Меннонитского центрального комитета был начат академический и культурный обмен. Дальнейшие контакты переросли в более тесное, нередко неофициальное сотрудничество, которое привело к совместной работе по восстановлению заброшенных кладбищ, проведению научных исторических исследований, а также к финансовой помощи, которая предоставлялась  государству в различных исторические периоды. 

 

Музей Жулавы

В современной независимой Польше наблюдается растущий интерес к истории меннонитов. Материальные свидетельства их присутствия признаны как ценный элемент богатого и многообразного исторического наследия польских территорий.  Значительное количество организаций и ассоциаций работают над сохранением памяти о конгрегациях. Для этого организуются выставки, культурные мероприятия, восстанавливаются кладбища, реставрируются меннонитские постройки. В 1993 г.  при Новом Дворе Гданьском была создана организация Международная меннонитская конференция. Данная ассоциация открыла Музей Жулавский, где представлена экспозиция, посвящённая истории местных меннонитов. Наследие данных конгрегаций пропагандируется туристическими маршрутами (Дорога меннонитов (Szlak Mennonitów)) и проведением Меннонитских маршрутов выходного дня (в Христково возле Хелмно). В ближайшем будущем возле г. Торун будет открыт Оледерский этнографический парк-музей под открытым небом, посвящённый истории голландской колонизации в Польше. Он будет отражать историю общин, живших в дельте р. Висла. И наконец, в 2007 г.  в Минск Мазовецком было основано Меннонитское товарищество Агапе. Данная община является продолжателем традиций польских меннонитов.

 

Вера и меннониты российского происхождения

Автор: Герман Гейдебрехт 
Перевод: Наталия Венгер                   

200.000 переселенцев из 2.5 миллионов немцев российского происхождения, которые иммигрировали в Германию с 1970-х гг., имеют меннонитские корни. Многие немецкоговорящие переселенцы, обосновавшись в Германии, объявили себя меннонитами, хотя ранее проживали в тех областях Советского Союза, где после Второй мировой войны не было ни одной меннонитской конгрегации. Они не были крещены и никогда не принадлежали ни Братской церкви, ни менонитской церкви (в Советском Союзе это были две наиболее доминирующие группы меннонитов). В недавние десятилетия многие из них нашли свой путь к вере. В более чем 100 конгрегаций меннонитов российского происхождения в настоящее время насчитывается от 35 000 до 40 000 участников.

 

Братства и ассоциации

Почти все церкви меннонитов, расположенные в 35 населённых пунктах, вступили в ‘Сообщество духовной поддержки меннонитских церквей’ (Arbeitsgemeinschaft zur geistlichen Unterstützung der Mennonitengemeinden, AGUM). Церкви Братских меннонитов также создали или вступили в ряд ассоциаций. Большая часть церквей Братских меннонитов оказалась в союзах с евангельскими христианами-баптистами российского происхождения. 25 таких конгрегаций, включая филиалы, состоят в ‘Братстве христианских конгрегаций Германии’ (Bruderschaft der Christengemeinden в Deutschland). 7 церквей Братских меннонитов присоединились к ‘Союзу крещенских церквей’ (Bund Taufgesinnter Gemeinden, BTG). Наиболее многочисленная группа церквей Братских меннонитов (23 общины) объединилась вокруг общины Франкенталя и составляют неформальное братство. Ещё одна церковь присоединилась к Братству евангельских христиан-баптистов (Bruderschaft der Evangeliums Christen Baptisten). Лишь несколько конгрегаций сохраняют организационную независимость. Определенное количество меннонитов российского происхождения вступило в некоторые другие ассоциации (AMBD, VMBB, WEBB).

 

Заявление о примирении

В 2010 г., во время празднования 150-й годовщины церкви Братских меннонитов, несколько конгрегаций Братских меннонитов, которые принадлежали ‘Союзу анабаптистских церквей’ (BTG), ‘Ассоциации церквей Братских меннонитов в Германии’ (AMBD) и ‘Ассоциации церквей братьев меннонитов в Баварии’ (VMBB) сформулировали ‘Заявление о примирении’. В нем они высказали сожаление за ошибочное поведение по отношению к другим меннонитским церквям на этапе своего становления и выразили свою искреннюю волю к сотрудничеству, основанному на братской любви и уважении. Хотя большинство церквей Братских меннонитов не присоединялось к этому заявлению, отношения между менонитскими церквями остаётся братским и сердечным.